Экстренная медицина

Главная О сайте Блог врача
 
История развития лечения обожженных
Основы хирургии - История хирургии

Ожоги сопутствуют человеку с незапамятных времен. История их лечения имеет многовековую давность. Огромный период времени был посвящен только накоплению опыта и эмпирическому применению различных местных средств.

На Руси с давних времен использовали для лечения ожоговых ран лечебные свойства различных растений. В Древнем Китае применяли настойки и экстракты из чайных листьев; в Древней Индии и Египте — повязки с растительными маслами. Видные врачи античной эпохи предлагали свои оригинальные рецепты противоожоговых средств. Большинство из них имеет только исторический интерес, но некоторые не утратили своего значения и поныне: например, повязки с танином, рекомендованные Гиппократом (400—377 гг. до н. э.), повязки с медом и отрубями Цельса (30—25 гг. до н. э.), а также охлажденная вода и лед, которые применял Авиценна в начале I века н. э. В эпоху Возрождения Парацельс (1493—1541) ввел в состав противоожоговых мазей химические вещества (свинец, медь и др.). П. Лоу (1550— 1618), шотландский хирург, лечил ожоги пластырем, Д. Клегхорн из Эдинбурга — меловыми повязками. В Англии в XVI в. были распространены повязки из известковой воды и льняного масла. Только на рубеже XVII—XVIII столетий сложилось принципиально правильное представление об изменениях, происходящих на обожженном участке. Эта заслуга принадлежит немецкому хирургу В. Гильданусу, который в 1607 г. впервые опубликовал классификацию ожогов по глубине, разделив их на 3 степени. Однако эти наблюдения никак не повлияли на способы лечения ожогов. По-прежнему весь акцент делался на местные средства. В 1807 г. И. Ф. Буш для лечения ожогов предложил ванны и спиртовые повязки, в 1858 г. Г. Пассавант, а за ним и Ф. Гебра рекомендовали постоянные водные процедуры. Антисептические средства для лечения ожогов — повязки с фенолом, борной и карболовой кислотой, а позже с азотнокислым серебром начали применяться после опубликования трудов Д. Листера (1867) «Об антисептическом принципе в хирургической практике». Поиски новых, более действенных средств продолжались и позже на протяжении всего XIX и начала XX в. С. Давидсон в 1925 г. предложил танин; Олдридж в 1933 г.— красители; А. Кох в 1942 г. применял давящие вазелиновые повязки; в 1944—1945 гг. были применены сульфамиды; в 1948—1952 гг.— антибиотики и т. д. Однако ни одно из огромного арсенала применявшихся средств не могло восстановить утраченного кожного покрова. Раны заживали очень длительно; наблюдались случаи развития злокачественных опухолей на месте постоянно изъязвляющихся рубцов; летальность при ожогах оставалась очень высокой. Лишь в 50-х годах нашего столетия ученые пришли к выводу, что исходы ожогов зависят от глубины поражения тканей. Тогда же стало очевидным, что лечение поверхностных ожогов может быть успешным при применении любого местного средства, если оно обеспечивает подавление инфекции и покой обожженному участку, но при глубоком ожоге единственным способом восстановления утраченных покровов является пересадка кожи. Улучшить исходы обширных глубоких ожогов позволила разработка методики свободной пересадки кожи, т. е. пересадки тонких кусочков кожи больного (кожных аутотрансплантатов) с одного (здорового) места на другое, лишенное кожного покрова.

Впервые свободная кожная аутопластика была успешно выполнена французским хирургом Реверденом в 1869 г. и быстро получила широкое распространение, потому что большое значение этого метода для стимуляции заживления обширных ран было оценено сразу хирургами многих стран. В России успешному развитию метода свободной пересадки кожи содействовали П. Пясецкий (1870), С. Янович-Чайнский (1871), А. Яценко (1871). Большим шагом вперед в методике пересадки кожи было предложение Блера и Брауна (1925, 1935) об использовании у обожженных расщепленных трансплантатов, создающих устойчивый покров. Эта методика применяется и сейчас. Расщепленные дермо-эпидермальные трансплантаты, содержащие от 1/2 до 3/4 толщи кожи, сохраняют достоинства полнослойного трансплантата (эластичность) и преимущества тонкого (способность к приживлению на инфицированную поверхность). Вместе с тем донорские дефекты, содержащие остаток дермы, могут самостоятельно и более или менее быстро эпителизироваться (за счет размножения эпителиальных клеток в выводных протоках потовых и сальных желез и волосяных луковицах).

Новой вехой в истории хирургического лечения ожогов явилось создание в 1939 г. Э. Педжеттом клеевого дерматома — приспособления, позволяющего легко срезать кожные трансплантаты большой площади и определенной толщины. За 45 лет с момента описания Педжеттом дерматомной техники было предложено множество моделей клеевого дерматома, созданы различные образцы электродерматомов, сконструированы и апробированы пневмодерматомы, механические дерматомы и другие модели. Отечественная модель дерматома создана М. В. Колокольцевым в 1947 г. Благодаря развитию дерматомной пластики при ожогах удалось добиться реального снижения летальности при глубоких термических поражениях.

В 70-х годах прошлого века в медицинской литературе появились сообщения о пересадке кожи от одного индивидуума к другому (аллопластика). Результаты этих пересадок лишь на первых порах показались обнадеживающими; вскоре, однако, стало ясно, что такая пересадка дает лишь преходящий эффект, потому что кожа другого человека быстро расплавляется. В настоящее время доказано, что трансплантат одного человека (донора) является чужеродным по отношению к тканям другого человека (реципиента). Вследствие определенных иммунологических реакций распад аллотрансплантата неминуем. Вместе с тем даже временное закрытие раны трансплантатом оказывается полезным для организма обожженного, так как меньше нарушается общее состояние больного и становится возможной аутопластика. Поэтому этот метод стали использовать как временную меру при очень обширных ожоговых ранах и тяжелом состоянии пострадавшего. В последние годы для временного покрытия обширных ожоговых ран используют синтетические материалы (пенопласт), коллаген и свиную кожу. Этот вид оперативных вмешательств носит название ксенопластики.

Уже в середине XIX столетия хирурги обратили внимание на общие нарушения, сопутствующие ожогу, и на связь их с размерами обожженной поверхности. В дальнейшем механизм развития ожоговой болезни подвергался тщательному изучению. Наряду с накоплением практического опыта расширились и теоретические представления об особенностях ожоговой болезни.

Исходя из этих теоретических предпосылок, терапия обширных ожогов в первой половине XX столетия была разграничена на общую, направленную на лечение системных расстройств в организме, и местную, имеющую целью быстрейшее восстановление целости кожного покрова. В связи с этим большое развитие получили методы хирургического лечения ожогов.

До 30—40-х годов XX в. обожженные лечились в больничных отделениях вместе с другими хирургическими или кожными больными. По мере накопления теоретических знаний и практического опыта по хирургическому лечению ожогов специалисты пришли к выводу, что это одинаково плохо как для обожженных, так и для окружающих их хирургических больных. Больные с глубокими и обширными ожогами, имеющие длительно не заживающие гнойные раны и серьезные, а подчас и опасные для жизни, общие изменения в организме, нуждались в длительной госпитализации, они требовали особого ухода и питания. Их выздоровление зависело от применения специфических методов лечения (перевязок, операций пересадки кожи, лечебной гимнастики и т. п.), от многократных вливаний крови, плазмы, кровезаменителей, применения новейших и дорогостоящих лекарственных препаратов, которых подчас не было в хирургических стационарах. Наблюдение за этими тяжелыми больными и их лечение должно было проводиться людьми, имеющими определенные познания, навыки и инструментарий. Между тем внимание хирургов постоянно отвлекалось ургентны-ми больными, возможностей для совершенствования техники пластических операций в хирургическом отделении не было.

Для лечения обожженных стали создаваться специализированные отделения и центры, где, кроме сложных кожно-пластических операций, стали проводить и научные изыскания по этой проблеме.

В Советском Союзе (Ленинград, Москва) такие отделения были созданы впервые в 30-х годах; в Англии, Франции, США и других странах — в 40-х годах. В настоящее время для организации специализированной помощи пострадавшим от ожога затрачиваются огромные средства. Ожоговые центры организованы почти во всех странах мира. Они строятся по специальным проектам, оснащаются современным и очень сложным оборудованием и аппаратурой, обеспечиваются высококвалифицированными кадрами специалистов различного профиля (хирурги, терапевты, анестезиологи, бактериологи и др.). Большое внимание уделяется уходу за больными и их питанию. Лечебный процесс обеспечивается дорогостоящими лекарственными средствами — кровью, кровезаменителями, γ-глобулинами, новейшими антибиотиками и др.

В результате организации лечения в специализированных учреждениях, где применяются современные методы комплексного лечения ожоговой болезни, удалось достигнуть значительного улучшения исходов глубоких ожогов с площадью до 40 % поверхности тела. Результаты лечения более обширных глубоких ожогов менее успешны, они все еще не удовлетворяют хирургов. Нерешенные проблемы лечения ожогов заставляют ученых разных профилей углублять и расширять исследования во всех направлениях.

Особое внимание привлекает проблема лечения ожогов у детей не только в связи с их частотой (по данным различных авторов, дети составляют от 30 до 50 % среди всех обожженных, находящихся на стационарном лечении), но и с особой чувствительностью детского организма к термической травме.

В современных условиях отмечается тенденция к организации специализированной помощи детям в условиях педиатрической клиники и к развитию методов лечения, учитывающих анатомо-физиологические особенности детского организма. В зависимости от местных условий специализированная помощь детям оказывается либо в детских ожоговых центрах, которые существуют в различных странах Европы и Америки (Англия, Франция, США, Австралия, СССР), либо в ожоговых центрах для взрослых, где выделяются койки и имеются специалисты педиатрического профиля (СССР), а также в детских ожоговых отделениях при клиниках и научно-исследовательских институтах детской хирургии, пластической хирургии, травматологии и ортопедии, имеющихся в крупных городах Европы и Советского Союза. В РСФСР в ожоговых отделениях и центрах лечатся около 40 % пострадавших детей, 42 % попадают в детские травматологические или хирургические отделения и лишь 12 % — в травматологические отделения для взрослых. Таким образом, специализированная служба для обожженных детей создается в системе педиатрической помощи.

Ожоги у детей. Казанцева Н.Д. 1986г.

 

ОПРОС

Имеете ли вы отношение к медицине?
 

Nota bene!

Материалы сайта представлены для получения знаний об экстренной медицине, хирургии, травматологии и неотложной помощи.

При заболеваниях обращайтесь в медицинские учреждения и консультируйтесь с врачами